Злато скифов
Винтажные ароматы

Принято считать, что золотым временем советской парфюмерии был промежуток между концом 1940-х и концом 1960-х, когда были созданы многие ароматы, надолго сохранившиеся в народной памяти: «Каменный цветок», «Белая сирень», «Ландыш серебристый», «Пиковая дама», «Рижанин», «Руденс», «Консуэло» и т.д. В соответствии с этой распространенной точкой зрения худшими признаются 1980-е годы, когда парфюмерная промышленность СССР вместе со всей страной шаг за шагом погружалась в кризис, сначала медленно, потом все быстрее. И действительно, в 1980-х в отрасли ощущалась нехватка отечественного сырья, чего, конечно, простые покупатели знать не могли, зато они видели другое проявление стагнации: оформительский креатив той эпохи выглядел бледно рядом с шедеврами предыдущих десятилетий и творениями западных дизайнеров.

Однако перебирая флаконы из своей коллекции, я прихожу к выводу, что в отличие от дизайнеров парфюмеры в 1980-х были в отличной форме – столько замечательного они выдали именно в последнее десятилетие перед развалом Союза. Взять хотя бы «Тет-а-тет», «Елену», «Тамару», «Русскую шаль», «Воздух осени», «Визави», «Консула», все «Юрмалы», «Дзинтарс-21», «Тайну рижанки» – разве они плохи? Они прекрасны! Но главным тогдашним достижением отечественных парфюмеров, вишенкой на торте и жирной точкой в истории советской парфюмерии стало «Злато скифов».

Духи «Злато скифов», 1980-е

Стопроцентный хит, аромат-легенда. Думаю, если бы его прекратили выпускать в начале 1990-х, то сейчас бы винтажисты охотились за ним с не меньшим пылом, чем за «Эллипсом» Жака Фата (на который «Злато» изрядно похоже). Однако Новая заря до сих пор производит «Злато», и это, конечно, лишает ситуацию остроты, ведь сложно вожделеть то, что всегда есть на расстоянии вытянутой руки.

Духи «Злато скифов», новая и винтажные версии

Но на самом деле доступность «Злата скифов» обманчива: продававшееся 30 лет назад и продающееся сейчас – совсем не одно и то же. Новая заря неоднократно переформулировала «Злато» (как и другой свой шедевр – «Красную Москву»), заменяя снятые с производства, устаревшие или слишком дорогие ингредиенты, так что выпуски постсоветских лет иногда заметно отличаются от партии к партии. И еще Новая заря не устояла против тенденции к ненавязчивым концентрациям – чем ближе к современности, тем легче, «разреженнее» звучит аромат. А в 1987 году, когда «Злато скифов» только появилось, оно напоминало расплавленное золото степного заката, по густоте и тягучести сравнимое со свежим медом.

Духи «Злато скифов», 1980-е

Я знаю, что у многих вызовет недоумение упомянутая дата создания этих духов, потому что еще лет пять-шесть назад было широко распространено убеждение, что «Злато скифов» придумали в 1950-х, в золотом веке отечественной парфюмерии. Ведь все лучшие духи появились именно тогда (см. первый абзац)! Всякий раз, когда я выступаю с этой датой – серединой 1980-х – где-нибудь в интернете, мне пишут люди, уверенные в древности «Злата» из-за названия «под старину» и из-за притертого флакона первых выпусков, а некоторые даже умудряются вспомнить, что видели его в шкафу своей бабушки задолго до Перестройки.

Бой славян со скифами В.М. Васнецов, 1881

Последнее обстоятельство, думаю, объясняется тем, что притертый флакон «Злата» почти идентичен флакону духов «Жемчуг», выпускавшихся с 1960-х. Издали их легко спутать. Но в дате нет ошибки: Войткевич в своей книге «Парфюмерия и ее секреты», говоря о «Злате», указывает именно 1987 год – а судя по тому, что из семи страниц текста о послевоенной советской парфюмерии Войткевич щедро посвятил «Злату скифов» полстраницы, он в подробностях знал историю этих духов и ему можно верить. А в 1989 году «Злато скифов» было представлено в каталоге «Парфюмерия и косметика» как новинка (учитывая, что многие советские ароматы выпускались десятилетиями, духи через 2-3 года появления все еще считались новыми).

Новая заря, преследуя маркетинговые цели, напускает тумана вокруг даты появления «Злата скифов» – одно время «Злато» продвигали в связке с «Красной Москвой» как часть исторического наследия фабрики, что само по себе правда, но без дополнительных пояснений как бы уравнивает их в возрасте. При этом историю «Красной Москвы» возводят к «Любимому букету императрицы» и пересыпают описание фактами – а «Злато скифов», наоборот, всегда подают на эмоциях, нажимая на «шарм дикости и необузданной страсти» (цитата из официального описания). Но никакой дикости в старом «Злате скифов» нет, бесполезно ждать от него звериных шкур, взмыленных коней, кострового дыма и других атрибутов кочевого быта. Страсть – есть, это темпераментный аромат, но сексуальность в нем вторична, она в тени интеллекта.

Этот аромат больше про золото, чем про скифов, так что если бы «Злато» выпустили позднее, его вполне могли бы назвать «Золото инков», «Золото фараонов» или «Золото Трои». Но поскольку дело происходило в советских 1980-х, скифы в названии не случайны.

Скифы – кочевой ираноязычный народ – с 8 по 4 век до нашей эры населяли обширную территорию от нижнего течения Дуная до Алтайских гор. Великой Скифией по древнегреческой традиции принято называть район Северного Причерноморья – именно там, в Днепропетровской области, на территории советской Украины, в 1970-х годах отечественные археологи сделали ряд важных находок. Самой яркой из них оказалась золотая пектораль, обнаруженная в кургане Толстая Могила в 1971 году. Это не единственная найденная скифская пектораль, но именно она самая знаменитая благодаря своей сложной многофигурной композиции и особенно тонкой работе с использованием сразу нескольких ювелирных техник (литья по восковой модели, скани, волочения, пайки, эмалирования) – эту вещь для скифов изготовили более искусные греки.

Считается, что пектораль имела ритуальный характер: вряд ли бы кто-то стал носить на шее больше килограмма золота исключительно ради красоты. К слову, это мужское украшение, оно было обнаружено в погребении скифского вождя, так что слова нынешних новозаревских рекламщиков про грудь скифской царицы, на которой якобы сверкала пектораль – всего лишь фантазии.

Пектораль произвела сенсацию не только в археологических кругах – о ней сразу стало известно широкой публике, и словосочетание «скифское золото» приобрело устойчивый смысл, подобно, например, «балтийскому янтарю».

Сейчас уже трудно выяснить, что побудило новозаревских парфюмеров выбрать этот образ, когда они давали имя своей новинке. Звучание аромата действительно вызывает синестетическое ощущение золотого цвета – это, а еще присутствие в пирамиде нот цветущих степных растений и теплой сухой земли, по-видимому, и дало толчок цепочке ассоциаций, приведших к золотым сокровищам, спрятанным в скифских курганах.

Изображение пекторали на коробках «Злата скифов»

И визуальное решение получилось очень удачным, врезающимся в память: ажурная золотая пектораль на темно-синем фоне. Замечательный аромат, звучное название, мгновенно узнаваемый дизайн и надежная культурная «зацепка» – у «Злата скифов» было все, чтобы войти в историю.

Притертый флакон первых выпусков напоминает одновременно манекен для ювелирных изделий и древние глиняные фигурки. В 1990-х для «Злата» стали использовать винтовые флаконы двух видов: «бюст» с этикеткой в форме ожерелья и шестигранный флакон из кобальтового стекла. Были также пробники, крепившиеся на картонные карточки, но они сейчас встречаются совсем редко. Во всех этих флаконах до сих пор можно найти настоящее – «золотое»! – «Злато скифов» (конечно, при условии, что оно правильно хранилось). В цифрах это по 1996-й год включительно.

Кобальтовый шестигранный флакон «Злата скифов», 1990-е

Войткевич пишет, что с 1994 года парфюмерную композицию для «Злата» Новая заря целиком закупала за границей – но вообще это изначально была советско-французская разработка, в которой преобладали импортные ингредиенты (60% композиции). И надо заметить, что львиную долю «Злата» составляли синтетические душистые вещества. Специально для сторонников версии о исключительной натуральности советской парфюмерии я позволю себе привести этот фрагмент из книги Войткевича:

«Российская часть была представлена (-)-линалилацетатом, (+)-линалоолом, санталидолом и другими компонентами. В соответствии со старым французским правилом («без жасмина нет духов»), композиция «Злата скифов» содержит около 17% душистых веществ с запахом жасмина, в том числе гексил- и амилкоричные альдегиды, гедион и метилдигидроизожасмонат. Эфирные масла в целом виде введены в малых дозах. Для создания запаха благородной древесины наряду с синтетическими продуктами, такими как сандалор («Живодан»), изо-Е-супер («ИФФ») и ацетилцедрен, в композиции были использованы пачулиевый спирт и гвайол. Цветочную ноту запаха розы создают фенилэтиловый спирт, гераниол, нерол и цитронеллол с добавками розеноксида, а также альфа- и бета-дамасконов. Для придания запаху всей композиции оттенка «натуральности» в ее состав введены небольшие (до 0,5%) количества монотерпеновых углеводородов – мирцена, оцимена, альфа- и бета-пиненов.»

В тексте это выглядит устрашающе, но содержимое флаконов «Злата» той поры звучит на удивление естественно – как достоверная имитация природы. «Злато скифов» пахнет весенней причерноморской степью в разгар ее цветения: душистыми дикими травами, чуть суховатыми цветами, теплой землей, медом. В аромате практически нет влаги и нет ярко выраженных животных нот – но его общая поджарость напоминает о стройных от постоянного бега лошадях.

«Злато» сделано в узнаваемом стиле шипров этого периода с их опорой на пачули и розу– даже если не знать наверняка, когда его придумали, этот аромат нельзя приписать ни 1950-м, ни 1960-м. Можно решить, что это 1970-е – но определенно это не советские 70-е: очень сильно западное влияние. В 1980-х такое звучало остро, современно, сейчас воспринимается как своеобразно поданная классика. В рекламе 1980-х о «Злате скифов» писали так: «Теплая капля прозрачного меда, ароматы смол и нежных цветов».
Я в старом «Злате скифов» слышу следующее:

Заключалось ли участие французской стороны, т.е. компании Roure Bertrand, лишь в предоставлении ингредиентов или было более активным, сейчас уже сложно выяснить. Войткевич называет авторами только советских парфюмеров Т.Соболеву и В.Рыжову. Существует версия, что «Злато скифов» создала М.Степанова, но в своих интервью, которые она дала после перехода из Новой зари в компанию Ciel, Степанова никогда не упоминала о «Злате».

Любопытно, что поначалу, в свой «русско-французский» период, когда на коробочке писали «Москва-Париж», во французском варианте названия слово «скифы» было написано неправильно: scyFhes вместо scyThes. Позднее, уже в нынешнем веке, ошибку исправили.

«Злато скифов» разных лет

Цветовая гамма оформления «Злата» не менялась все эти годы: золото на темно-синем фоне. Но даже в этих жестких рамках дизайнеры умудрялись широко экспериментировать со стилем – от строгой лаконичности, когда с коробки полностью исчезло изображение пекторали, до китча, когда упаковку украсило фото блондинки, наряженной в духе Кавалли. Сейчас Новая заря вернулась к прежним ценностями – пектораль на месте, но все довольно сдержанно. И я понимаю метания дизайнеров и рекламщиков: им приходится иметь дело с духами, название которых намекает на разнузданную древнюю роскошь, а запах при этом имеет почти противоположный смысл. Сейчас оформление вернулось к первоначальной идее с пекторалью, напечатанной золотой краской. Флакон, правда, совсем неинтересный – голая функциональность.

Современные духи «Злато скифов»

Честно признаюсь, что почти не имела дела с современными выпусками «Злата скифов», и просто беру на веру утверждения поклонников аромата, что за последние 20 лет с ним бывало всякое – однако судя по хорошо знакомой мне «Красной Москве», колебания в составе действительно могли быть заметными. Специально для этой статьи я приобрела «Злато» свежего розлива (срок годности до 2024 года), чтобы посмотреть, как сейчас обстоят дела у легендарного аромата.

Официальная пирамида на сайте Новой зари выглядит так:

Описание гласит, что «амбра и пачули – природные афродизиаки, возбуждают желание, а сандал и ваниль подслащивают радость любовной победы». Еще упоминается про страсть и дикость, переданные с помощью цветов и фруктов. Понятно, конечно, что этих выражений требует жанр маркетинговой сказки и вообще, «секс продает». Но если на то пошло, в старом «Злате» секса было куда больше, а в новом – ну, девичий румянец.

Современное «Злато» похоже на свое официальное описание в двух верхних частях пирамиды. Но заявленная база почти не раскрывается, из всего обещанного богатства проявляются лишь слабые амбра, пачули и ваниль, а дубового мха и близко нет – однако это и к лучшему, потому что именно в базе новое «Злато» ближе всего к старому. Ближе, но все-таки не идентично. А что касается начала и середины, то новое «Злато» звучит как фруктовый фланкер старого – т.е. можно понять его истоки, но нельзя перепутать их между собой. Такое чувство, что для этих добавленных фруктов понадобилось освободить место, и из старого аромата удалили часть ингредиентов, не особо разобравшись, какие из них важные, а какие не очень, причем убрали сильно больше, чем требовалось – поэтому современное «Злато» потеряло в объеме и характере. Вот прямо наглядно виден переход из категории «экстра», к каковой «Злато скифов» относилось в позднем СССР, в нынешний масс-маркет.

Тем не менее, современное «Злато» сделано добротно, качественно и вполне носибельно, запах у него очень приятный. Я избегаю откровенной гурманики в парфюмерии, но на мой вкус фрукты в новом «Злате» не чрезмерны, не навязчивы. Даже если очень придираться, постоянно оглядываясь на винтажный эталон, я не могу сказать о современном «Злате» ничего плохого – кроме того разве, что это уже другой аромат. Не скифская степь на закате, а вишневый сад на рассвете. И не желтое золото, а розовое.

Фотографии флаконов автора

Злато скифов отзывы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *