26 ноября на прилавках книжных магазинов появится новая книга известного политика Алексея Митрофанова «За кремлевским занавесом» — скандальный автобиографический роман. Накануне выхода книги в издательстве «Эксмо» мы публикуем ее первую главу, в которой рассказывается о том, зачем Джуна Давиташвили ударила пепельницей Аллу Борисовну.

Меня зовут Алекс Филатов*. Я вошел в подъезд на улице Вахтангова. В подъезд, где жила Джуна Давиташвили. Человек, о котором в начале 80-х много говорили. «Черный полковник Кремля». «Распутин в юбке». Так писала про нее западная пресса. Ее фотографии были в скандалезных газетах и журналах типа «Шпигеля» и «Бунте». Ходили слухи, что она лечила Брежнева.

Возраст ее был непонятен. По моим данным, никто не видел даже ее паспорта. Непонятно вообще, откуда Джуна появилась. В Москву в начале 80-х она приехала из Тбилиси. Ее муж, по легенде, был референтом Шеварднадзе, работал в милиции. Была известна только его фамилия — Давиташвили. Когда она оказалась в Москве, о нем уже ничего не было слышно.

Рассказывают, что большую помощь ей оказал при переезде Аркадий Райкин. Он попросил Брежнева пристроить очень талантливую ассирийку, которая умеет врачевать руками. И генсек дал поручение председателю Госплана Байбакову. Его жена лечилась у Джуны, это я знал совершенно точно, как знал и о том, что Джуна лечит Райкина.

Она перенесла открытый кавказский дом в столицу Союза. В Москве такое было не принято. С утра до ночи приходили люди. Десятки, а потом и сотни. Без стука, без звонка. Совершенно разные. От «вора в законе» до посла иностранного государства. Все умещались на кухне. Все разговаривали, все были равными. Дом был наполнен интеллектуальным содержанием. Здесь практически не пили, а если пили — так, для вида. Правда, хорошо ели: кавказское хлебосольство.

— Ты, Алла, меня не задирай, ты же знаешь — я человек восточный, мало ли что…

И очень много говорили. О политике, о шоу-бизнесе, о чем угодно. Тогда еще не было клубов. Да их и сейчас нет. Есть ночные клубы для развлечения. Есть какие-то деловые клубы. Но так, чтобы для души и для ума, — до сих пор ни черта нет. А тогда тем более. В одиннадцать вечера закрывались кабаки, и милиция растаскивала пьяных — кого отпускала, кого с собой забирала. Так завершались все московские вечера.

Я только что закончил МГИМО и учился на курсах переводчиков ООН. И очень любил ходить к Джуне. И сама она мне нравилась — эксцентричная, динамичная. Человек из другого мира, для которого условности — паспорта, прописки, быт, национальность — все это не существенно. Окружающим было непонятно, кто она по крови. Вроде бы ассирийка. Но смотрится и как грузинка. «Ближневосточной национальности»…

Однажды я привел к ней иностранную ооновскую делегацию. Джуна организовала шикарный прием. Гости были потрясены. С того времени я стал ее приятелем.

Молодежь у нее тусовалась без видимой цели. Люди постарше лечились. Мою мать она лечила от воспаления легких, и удачно.

У нее необыкновенные длинные руки, супермузыкальные длинные пальцы. И сильнейшее психологическое воздействие.

Она делала пассы. Музыкальные пальцы производили вращательные движения на расстоянии нескольких сантиметров от тела пациента. Напротив тех зон, которые она определила как болевые. Раздеваться не требовалось. Работала через одежду. Подносила руки — и в этом месте становилось тепло. И все теплее — с каждой минутой. А через 10 — 15 минут становилось и вовсе горячо.

Были известные пациенты — поэт Роберт Рождественский. Близкие сотрудники Брежнева — его помощник Александров-Агентов. Их я видел. Пациенты дарили ей дорогие подарки, цветы. По тем временам — да и по этим — она была человеком небедным. При том, что совершенно не понимала жизни в Москве, что сколько стоит. Она не ходила по магазинам, была привязана к дому.

— Эй, Джуна, давай пей штрафную, в моем доме иначе не принято!

Не все люди адаптировались к ней. Кто-то ее боялся. Но на меня все это ложилось очень хорошо. Ее присутствие, ее мир.

Свой неповторимый мир привнесла эта женщина в Москву. Мир ночных посиделок, долгих разговоров, чтения стихов. Приходил Андрей Дементьев. Бывал Владимир Мигуля. Посол Палестины Рами, близкий друг Ясира Арафата, блестяще владевший русским языком.

Феллини прилетел на сутки в Москву — на кинофестиваль. Часов восемь из этих суток он провел у Джуны. В другой раз там можно было застать Настасью Кински.

Потихоньку квартира на Вахтангова прирастала комнатами на разных этажах. Джуна уже работала и в подвальном помещении.

…Шел то ли 87-й, то ли 88-й год. В тот роковой день обстановка в доме у Джуны была боевая. Не как всегда — мило, расслабленно и непринужденно. Мне позвонил знакомый: «Филатов, срочно приезжай к Джуне. У нас большие проблемы». К моему приходу уже собрались многие Джунины родственники и друзья. Меня отвел в сторону один человек и произнес ту же фразу: слушай, Алекс, у нас ЧП.

Оказывается, один наш знакомый певец, Александр Кальянов, пригласил Джуну приехать на Тверскую к Пугачевой. Там собралась эстрадная компания — сама Примадонна, Киркоров, Кальянов, Пресняков. Джуна ехать не хотела. Как чувствовала. Ее уговаривали — да ладно тебе, подъезжай, посидим. Уломали. Она поехала. Была в своем экзотическом облачении. В темной восточной одежде, со множеством украшений, с серьгами, кольцами, браслетами — точно индийская танцовщица. Она любила ярко одеваться.

Дальнейшие события восстанавливаю по рассказам Джуны и других очевидцев. Дело происходит в известной квартире Пугачевой рядом с «Пекином». Джуна входит, садится. Ей говорят — Джуна, ты пропустила, давай пей штрафную. Да нет, отвечает, мне что-то не хочется. Тут вступает певица. Нет, говорит Пугачева, так нельзя. Так в моем доме не принято. Здесь я хозяйка — давай пей. Джуна пытается перевести разговор на другую тему. Пугачева настаивает. Она уже подшофе, разгоряченная. А обстановка провоцирует конфликт — вокруг одни мужчины, и только две яркие, известные женщины.

Джуна сердится: «Алла. Я пришла к тебе, потому что друзья просили. Но ты меня не задирай. Ты знаешь, я человек восточный. Не надо так, Алла». Пугачева ей что-то кричит. Джуна встает. Пугачева на нее двинулась. Джуна хватает массивную пепельницу, бьет певицу по лицу, бьет очень сильно. Хозяйка падает. Видно, что сильно идет кровь. Мужики парализованы. Джуна выскакивает из этого негостеприимного дома, ловит такси и отбывает с «поля брани». И, как настоящий восточный человек, увозит с собой боевые трофеи: сорванную с Пугачевой цепочку и клок волос.

Продолжение…

Подруга Пугачевой вспомнила детали кровавой драки Примадонны и Джуны

Мила Андреева дала интервью журналу «Коллекция. Караван историй», в котором в очередной раз рассказала о дружбе с Пугачевой и вспоминила

С Аллой Борисовной Мила Андреева познакомилась через ее тогдашнего мужа режиссера Александра Стефановича. Имея связи, она помогала Примадонне достать мебель в их квартиру на Тверской. С тех пор они стали общаться.

В интервью журналу «Коллекция. Караван историй» Андреева вспомнила про флирт Примадонны с звукорежиссером Александром Кальяновым, мистические истории, которые происходили с певицей. В очередной раз в деталях она описала конфликт, который произошел между Аллой Борисовной и Джуной и закончился дракой.

больше по теме В трагической смерти единственного сына целительница винит собственного брата

В свое время об этом эпизоде в красках рассказывала «Экспресс газете» сама Джуна. Целительница приехала к Алле Борисовне. «У нее в гостях сидели Кальянов, Буйнов, Пресняков и другие музыканты. Алла была уже изрядно выпившая. Встретила меня поначалу очень радушно. Посадила во главе стола. «Это твое место, Алла», — возразила я. Но она настояла, чтобы я сидела там. А сама устроилась с другого края. По ее требованию разлили водку. Мне поставили большую рюмку, наполненную до краев. А я никогда в жизни не пила не только водку, но даже вино или пиво. Единственное — когда в начале 80-х годов со мной проводили эксперименты в Институте электроники и радиотехники и подвергали облучению, дали бутылку виски и заставляли выпивать на ночь по 25 граммов, чтобы лучше спала. «Я очень извиняюсь, но я вообще не пью», — сказала я Алле. Тогда она подошла ко мне, схватила за волосы и, потянув их вверх, потребовала: «А ну-ка пей!» В общем, унизила меня перед всеми», — вспоминала Джуна.

Терпеть такого обращения с собой она не стала. «Я ударила Пугачеву локтем под дых, схватила со стола хрустальную вазу и шарахнула ей о голову. А потом вцепилась в бусы, висевшие у Аллы на шее. Ее дочь Кристина попыталась защитить маму и бросилась на меня с ножом. Я ее так хлобыстнула, что она улетела за перегородку. Все вскочили из-за стола и стали оттаскивать меня от Аллы. Но меня невозможно было от нее оторвать: уже ум за разум заехал. Я разорвала ей глаз. Разорвала губу. Именно после этого Алла сделала первую пластическую операцию. Как я выбралась из ее квартиры — не помню», — заключила Джуна.

Садальский показал архивное фото с Джуной и привел версию целительницы про драку с Пугачевой

Российский актер Станислав Садальский опубликовал в своем «Живом Журнале» архивный снимок, сделанный во время застолья с коллегами по шоу-бизнесу.

На фото запечатлена актриса Эвелина Бледанс и легендарная целительница Джуна, с которой, по словам Садальского, их связывала давняя дружба.

Фото: ЖЖ Садальского

Там же, в ЖЖ, Садальских привел выдержки из воспоминаний целительницы о своих взаимоотношениях с некоторыми отечественными звездами.

Так, в частности Джуна рассказала о встрече в студии телешоу с певицей Азизой, с которой конфликтовала много звяцахцу лет.

«В разгар съемок в студии появилась Азиза. Она солгала, сказав, что 16 лет назад мы с ней виделись и я ее обняла. У меня глаза на лоб вылезли: «Как обняла?» Я к ней после того, как погиб мой друг Игорь Тальков, близко не подходила», — процитировал Садальский слова целительницы.

По словам Джуны, она лечила Талкькова, когда тот сломал ногу, подарила ему гитару и давала денег, когда он переживал не лучшие времена. После того, как певец погиб, «квартиру сделала через Лужкова его матери».

Привел Садальский и рассказ самой Джуны о малоизвестной стычке с Пугачевой. Тем самым артист отреагировал на недавнее интервью с подругой певицы, рассказавшей о том, как якобы ясновидящая накинулась на примадонну с «розочкой», сделанной из разбитого ею же бокала.

«Слово за слово, дошло до прямых оскорблений. Вдруг Джуна схватила бокал, саданула им по столу — в руках осталась одна ножка, уголовники называют такой неровный стеклянный край «розочкой», подскочила к Алле и острым концом полоснула по лицу. Пугачева залилась кровью, вся щека была располосована по диагонали», — рассказала ранее Мила Андреева, отметив, что конфликт произошел из-за слов Джуны о том, что якобы именно ее молитвы помогли выпустить альбом Александра Кальянова, с чем категорически была не согласна приложившая массу усилий для этого Алла Пугачева.

По версии Джуны, которые привел актер, события выглядили несколько иначе.

«Помню, Алла (Пугачева. – прим.) кинулась на меня, схватила за волосы и говорит: «Давай выпьем» – и сует мне полную рюмку водки. Я же вообще не пью! Взяла пепельницу – и в Пугачеву, а локтем под дых дала. Мне же как-то защищаться надо, чтобы свою честь и достоинство не потерять..» — цитирует Садальский слова Джуны.

Пользователи Сети ответили на публикацию артиста язвительными комментариями.

«На фото заметно как Джуна «вообще не пьёт», «Ну вы уже ведь видели нашумевший фильм про экстрасенсов, там и про Джуну вашу с ее байками», «Какие у вас там высокие отношения!» — пишут юзеры.

Ранее TopNews писал о том, как Станислав Садальский раскритиковал реальный возраст Пугачевой и унизил Максима Галкина.

Джуна и пугачева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *